- Главная - Новое - Биография - Произведения - Статьи - Фотографии - Видео - Ссылки - Контакт -
- Интервью - Литовская литература - Карта сайта -


Press - Юргис Кунчинас - Статьи


I       II       III


"В области прозы, представляется мне (...) "Тула" Юргиса Кунчинаса обладает неизменной ценностью."

Vanda Zaborskaite. In: Metai, Nr. l, 2000

   Статьи о произведениях Юргиса Кунчинаса:

- Рената Балтрушайтите    "Летучей мыши нужны башни"

- Арнас Алишаускас    "Жверинас - Ужупис: вертикальные маршруты"

- Агне Юрчюконите    "Современная литовская проза"

- Юрате Сприндите    "Пульс времени в прозе"

- Гизела Реллер    "Роман о психических аутсайдерах"

- Елена Букелене    "Летописец советской эпохи"

- Stuttgarten Zeitung    "Пронизывающий ветер в Вильнюсе"

-    Алмантас Самалавичюс   "Новеллы в тени романа"




Юргис Кунчинас - рисунок
Юргис Кунчинас - рисунок

Гизела Реллер

Роман о психических аутсайдерах



Юргис Кунчинас
Mobile Rontgenstationen

С литовского Клаус Бертель
Издательство ATHENA, Oberhauzen, 2002, 203 S.


   После того, как Турция в последний момент неожиданно отменила свое участие во Франкфуртской книжной ярмарке, организаторы обратились к Прибалтике. Эстония отказалась ради конкурса Евровидения; для латышей имел преимущество 800-летний юбилей Риги; Литва согласилась и была представлена во Франкфурте большим отрядом писателей и поэтов. Встреча с ними - я признаюсь в этом - была приятна для меня. Одним из самых впечатляющих представителей авторской гильдии был Юргис Кунчинас. К сожалению, он умер через несколько недель после книжной ярмарки 13 декабря 2002 в возрасте 55 лет.

   Юргис Кунчинас (родился в 1947, г. Алитус) был лириком, прозаиком, эссеистом и переводчиком. Он изучал германистику в университете Вильнюса, однако, был (как и литературный герой в " Мобильных Rontgen'овских установках") исключен, т.к. отказывался принимать участие в военной службе. После того, как он все же был вынужден прослужить при советской военной авиации, Юргис Кунчинас работал в различных случайных местах, был воспитателем в общежитии, грузчиком, редактором, санитаром, лаборантом на метеостанции, экскурсоводом, в последнее время переводчиком с немецкого языка (Вольфганг Борхерт, Генрих Белль, Эрвин Штриттматтер, Гюнтер Грасс, Зигфрид Ленц ...), а также писал свои произведения.
   С 1977 он опубликовывал 6 томов лирики, 7 томов с короткой прозой, а также эссе и 6 романов. За свой роман "Тула" в 1993 он получил премию литовского союза писателей, как за лучшую книгу года. Затем последовали в 1994 премия журнала "Nemunas" за прозу, а также в 1996 литературная премия города Вильнюс. Можно было бы думать, что Кунчинас принадлежит к немногим литовским авторам, которые в состоянии жить на гонорары от своей литературной работы. Сам Кунчинас говорил об этом так: "Писатели должны, хотят ли они этого или нет, держаться на плаву. Некоторые занялись бизнесом, в торговле, например, или похожим. Я сам живу за счет переводов. Гонорары ничтожны, что достойно сожаления".

   Герой, повествующий от первого лица, в романе "Мобильные Rontgen'овские установки" получает предложение написать сценарий фильма. Случайно он обнаруживает на городской окраине Вильнюса ржавые останки машины - передвижной рентгеновской станции. В это время он начинает вспоминать свою собственную биографию, которая одновременно является и историей болезни - одной из тех имитаций, с помощью которых он хочет предотвратить свой призыв в Советскую армию. И тогда же герой решает писать не только сценарий фильма, но и роман о своей жизни.
   Юргис Кунчинас: "Литовские писатели моего поколения, родившиеся после войны, пережили Сталина, Хрущева, и наивные иллюзии коммунистической идеи, как и период стагнации при Брежневе. Они перенесли фанфары национального возрождения и последовавшее за ними ледяное безмолвие, выслушали экзистенциальное бушевание интеллигенции и вой обывателей, и также выдержали это, чтобы потом в своих произведениях без колебаний сокрушать все, без исключения, существующие и вызывающие смех, политические и моральные табу. За исключением одного. Мое поколение не успело этого до сегодняшнего дня, перепрыгнуть через свою тень, раскрыться перед самим собой: без большой позы, без мишуры, без претензии на приз в воображаемом соревновании мировой литературы. Конечно, не особенно приятно, и не особенно просто рассказывать о психических аутсайдерах, однако это непременно стоило попытаться сделать. И, таким образом, я делаю попытку..."

   Можно добавить - попытка удалась. Написанный в традиционном повествовательном стиле роман переносит читателя назад в шестидесятые годы. 50-летний герой, рассказывающий от первого лица, обнаружив списанную в металлолом мобильную рентгеновскую станцию, начинает вспоминать о своей молодости. Одновременно с историей героя, разворачивается панорама времени. С первых страниц романа доминирует мотив туберкулеза, чахотки.
   " Мобильные Rontgen'овские установки" предстает романом развития, который описывает нерешительные шатания героя от одной любовной связи к другой, но параллельно и становление художника, обстоятельства его обращения к литературе. Обрамляется эта автобиографическая в очень большой части история картинами из недавнего прошлого Литвы между советской оккупацией и посткоммунистическим периодом самоосознания страны и ее жителей. При этом карикатуры абсурдностей советского периода смешиваются с национальной самокритикой. И также отчетливо прослушиваются ностальгические тона.

   Роман "Мобильные Rontgen'овские установки" начинается пассажем в стиле эссе, "нулевым циклом". На языке специалистов в области строительства так называется самая нижняя часть здания, его фундамент, на котором ведутся уже все видимые надземные работы. Таким образом, прошлое метафорически предстает как котлован, яма, из которой все произрастает, чтобы начинать новое существование, это относится как к индивидам, так и ко всему народу. Нулевой цикл не вызывает на свой счет никаких иллюзий и никакой эйфории расставания. Слишком мрачен, слишком загрязнен участок под застройку. Автор с мягкой насмешкой: "Мы, сироты Европы. Нам грозят с Востока, стыдят и вежливо поучают с Запада, похлопывают по плечу соседи, и нас так раздражают общества защиты животных и охранники прав человека". Автор называет и новые сопутствующие "достижения" периода дикого становления капитализма: падение морали, алкоголизм, нерешенное бремя истории.

   Я очень была бы рада встретиться с Юргисом Кунчинасом еще ...

Гизела Реллер / www.reller-rezensionen.de

Назад


Скоро! На русском языке роман Юргиса Кунчинаса 'Биле и другие
Скоро! На русском языке роман Юргиса Кунчинаса 'Биле и другие"




Елена Букелене

Летописец советской эпохи


Zehn litauische Gegenwartsautoren und ihre literarische Prosa

Немецкое издание литовских авторов со статьей Елены Букелене



    Юргис Кунчинас, писатель и переводчик, родился в 1947 году, изучал германистику в университете Вильнюса. Он перевел с немецкого на литовский язык ряд известных авторов, в том числе Дюрренматта, Борхерта, Броха, Канетти, Белля, Грасса и т.п. Он пишет эссе, в которых остроумно затрагивает актуальные общественные проблемы, является востребованным корреспондентом для газет и культурных журналов. Кунчинас дебютировал как поэт, но наиболее известен и производителен он как автор прозы. Уже после первого сборника рассказов "Вид на луну", появившегося в 1989 году, на оригинальность этого автора обратили внимание. В его рассказах обнаружили элементы гротеска, диковинных героев и антигероев: бродяг, алкоголиков, потерпевших жизненное крушение, наконец, художественную богему советского времени. Для этого автора важны, прежде всего, детали, локальный колорит, вся атмосфера той, теперь утраченной, эпохи. В двух следующих книгах: "Добрый день, господин Энрике", 1996г., и "Менестрели в пальто макси", 1996г., проявляется все та же маска насмешника, но и тоска по поэзии, по подлинным ценностям в бездушном, абсурдном и деструктивном мире. Похожие мотивы и похожий способ рассказа обнаруживаются и в романах, которые были созданы в девяностые годы: "Петля Глисона", 1991г., "Тула", 1993г., "Blanchisserie, или Жверинас-Ужупис"*, 1997г., "Передвижные Rontgen'овские установки", 1998г. В текущем (2002) году опубликован новый роман, охватывающий эру Андропова: "Биле и другие". Кроме того, из печати вышли сборники рассказов и сатиры.

    Во всех этих произведениях находится много того, что привычно назвать эротикой. Но, конечно, имеется здесь и более глубокий контекст. Умственное и интеллектуальное истощение главных героев во времена, которые сегодня невинно называются "эпохой стагнации", сопровождается гипертрофированным значением физиологических функций и инстинктов. Половой акт, также как в прозе Ричарда Гавялиса или Юрги Иванаускайте, имеет вид единственной реальности во все более становящимся нереальным, фантасмагорическом мире.

    Роман Кунчинаса "Передвижные Rontgen'овские установки", имеющий отчетливые автобиографические черты, принадлежит к его лучшим произведениям. Параллельно истории героя разворачивается панорама эпохи.
    Уже подзаголовок "История болезни и любви" следует понимать иронично, так как в изображенной истории как болезнь выдумана, так и любовь фальшива. Зато герои, точнее говоря, героини, максимально жизненны. Должно быть, их прототипы легко обнаружить в окружающей писателя среде, но это не важно и не имеет значения. Внимания в искусстве заслуживают лишь непреходящие вещи, в данном случае характеры: Элли, Люсия, Даниеле, Грасильда - они представляют собой современную женскую галерею, даже если их образы лишь эскизы, так сказать, проекты для дальнейшей разработки.
    "Передвижные Rontgen'овские установки" начинается пассажем в стиле эссе: нулевой цикл. На языке специалистов в области строительства это нижняя часть дома, основание, от которого берут начало все уже видимые, надземные работы. Таким образом, прошлое литовцев описывается метафорически как яма, из которой они вылезают, чтобы начинать новое существование, это относится как к людям по отдельности, так и к народу. Нулевой цикл не вызывает на этот раз никаких иллюзий и никакой эйфории расставания. Слишком мрачный, слишком загрязненный этот участок под застройку. "Мы, пасынки Европы", - говорит автор с мягкой насмешкой, - "нам грозят с Востока, стыдливо и сердобольно поучают с Запада, покровительственно похлопывают по плечу соседи, увещевают общества защиты животных и организации по правам человека". Старая эпоха сталкивается с зачастую грубыми проявлениями капитализма и парадоксальностью мировой цивилизации. Автор называет "достижения" при имени: упадок морали, алкоголизм, непреодолимое бремя исторического прошлого.
    И, все же, атмосфера романа явно не мрачная, прежде всего, благодаря хорошей доле самоиронии, с которой автор смотрит на предшествующее существование.
_____________________

* Жверинас, также как Ужупис - районы Вильнюса

Назад



Передвижные Rontgen'овские установки
Познакомьтесь с романом "Передвижные Rontgen'овские установки"


Stuttgarten Zeitung, Среда, 29 ноября 1995

Пронизывающий ветер в Вильнюсе



Stuttgarten Zeitung


Юргис Кунчинас из Литвы - стипендиат в писательском доме

     Приятный климат - первое, что позитивно отметил Юргис Кунчинас по прибытии в осенний Штутгарт. В его родном городе Вильнюсе ветер чувствуется острее. В любом отношении. Сложная ситуация с издательским делом. До обретения независимости в балтийском государстве было 4 издательства, теперь их 600. Положение свободных авторов Кунчинас оценивает как печальное, но не безнадежное. Я существую,- отмечает писатель и переводчик не без саркастичного оттенка. Как стипендиат страны Баден-Вюртемберг, Кунчинас, родившийся в 1947 году в Южной Литве, три месяца живет и работает в Штутгартском писательском доме.
    Статный мужчина с добродушным лицом, короткими волосами с проседью и окладистой бородой, он сделал себе имя в течение 10 лет свободной писательской деятельности в качестве поэта и автора романов. Некоторые из его рассказов переведены на русский, польский и немецкий языки. Основная тема - это настроение людей до и после обретения независимости Литвы от Советского Союза, проблемы современности и общечеловеческие вопросы о смысле существования. Одной поэзией трудно прожить как здесь, так и там. Многие коллеги Кунчинаса подрабатывают преподавателями и доцентами. Он работает публицистом и ээсеистом, а также переводит с немецкого языка на литовский произведения Бахманна, Белля, Броха, Музиля и Ленца. В 1992 году перевел "Крик жерлянки" Гюнтера Грасса.

    Свои мысли о Штутгарте он собирается для начала изложить на бумаге дома, а в настоящий момент занят редактированием второй части веселых коротких историй из собственного детства под заголовком: "Ночь белого сыра", текст которой с трудом печатает на немецкой пишущей машинке и, затем, вручную дополняет многочисленными знаками восточно-балтийской языковой семьи. Кроме этого, он переводит исландскую сказку, и приступил к "очень большому делу" - роману. Короткое эссе о "Счастливом Штутгарте" все же уже существует, признается Кунчинас со звонким раскатистым "р" в произношении. Он описывает там свои впечатления от здешних людей, которые выглядят веселее, ведут себя свободнее и спокойнее чем на его родине, где отчаяние, как и уровень самоубийств, еще очень высоки, даже после поворота, и он иллюстрирует это одной, на его взгляд удачной карикатурой - человек кричит воодушевленно: "Я свободен, я свободен!" и вслед за этим: "Помогите! Помогите!"

Petra Bail

Назад



Blanchisserie, или Жверинас - Ужупис
Познакомьтесь с главами из романа "Blanchisserie, или Жверинас - Ужупис"


Эссе, новеллы, повести, рассказы Юргиса Кунчинаса на
KUNCINAS.COM


литовская литературная критика - литовская литература - современная литовская проза - литовская поэзия - книги из литвы - литовские авторы - литовский роман

- Главная - Новое - Биография - Произведения - Статьи - Фотографии - Видео - Ссылки - Контакт -
- Интервью - Литовская литература - Карта сайта -


Rambler's Top100 KMindex